Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
БРАТ МОЙ
 
 
  
 
ВСЕ ДЕТСТВО Я МЕЧТАЛ, чтобы у меня был старший брат. Жизнь мальчишки в большом городе непроста. Постоянные стычки с соседскими пацанами, дворовые разделения на "своих" и "чужих", разборки с местной шпаной, случайные конфликты с более старшими парнями, чьи интересы по недоразумению могли быть задеты. Далеко не все из них оканчивались благополучно для самолюбия и "морды лица":
И, отмачивая мокрой газетой в подъезде очередной синяк, как я мечтал о старшем брате. Брате, который защитит от злобной хищности "Комара", - шпаненка, который был старше меня на два года и выше на голову. Тот почему-то с первого дня невзлюбил меня и буквально изводил, не давая прохода. Как мне был нужен старший брат, когда во дворе пьяные парни отлавливали мальчишек и вышибали из наших карманов пятаки, гривенники на очередную бутылку портвейна. Как я завидовал своим одноклассникам, у которых были старшие братья. Их ленивому спокойствию, защищенности:
Почему-то именно это воспоминание обожгло меня, когда после просмотра фильма Алексея Балабанова "Брат-2" я вышел из прохладной темноты зала в московский зной.
:Первый фильм "Брат", вышедший на экраны три года назад, буквально взорвал публику и тогдашний кинематографический бомонд. Взорвал своей режущей искренностью, эпатажем, нестандартностью оценок и подходов. Восторженно принятый зрителем, он встретил ледяной прием кинокритиков и завистливо-презрительное молчание маститой "режиссуры".
Понять "режиссуру" было можно. Выхваченный из жизни, Данила Багров стал тем самым "героем нашего времени", найти которого - вожделенная мечта любого писателя, режиссера или сценариста. И он оказался совершенно не похож на того "героя", которого столь яро лепили все эти годы Мамины, Михалковы и иже с ними.
Герой нашего времени оказался не эстетом -декадентом, с томиком Бродского в кармане, священным пламенем антикоммунизма в сердце и мечтой уехать из "этой страны".
Он оказался не бородатым монархистом, истово крестящимся на все свежепокрашенные церковные маковки, не "утомленный солнцем" и млеющим от сусально-юнкерских сказок времен Николая II.
Он пришел к нам - и был сразу узнан миллионами русских людей, в своей камуфляжной куртке солдата чеченской войны, жестокий, но справедливый в своей жестокости, наивный, восторженный, но расчетливый и настороженный. Любящий "Наутилус" и легко собирающий глушитель к револьверу из подсобных материалов. Взведенный, как боевая пружина, и главное - готовый к действию.
Он оказался именно таким, какого ждала страна. И потому фильм "Брат" побил все рекорды продаж:
Поэтому выхода на экран "Брата-2" все ждали с большим опасением. Ведь не секрет, что чаще всего вторые и третьи серии известных картин проваливаются и совершенно не дотягивают до первых.
Интрига усугублялась тем, что до самого выхода фильма на экран практически ничего не было известно о сюжете продолжения. Здесь Алексею Балабанову удалось невозможное. Видеопираты не смогли заполучить "Брата-2" раньше его выхода в широкий прокат.
И сегодня ясно одно: фильм не просто состоялся. Он вновь сработал в резонанс с Россией.
Сработал потому, что Балабанов в "Брате-2" вновь очень точно угадал и великолепно прописал главное, что необходимо сегодня нации, - единство. Именно единство всех ее частей, если хотите, "рецепт", который предлагает Балабанов. Не разделение по цвету костей, объему кошелька или принадлежности к социальной группе, а единство. Поэтому Данила, храня верность убитому фронтовому другу, едет в Америку восстанавливать справедливость, попранную американским миллионером.
Поэтому герой Бодрова без тени сомнений берется спасать с чикагского дна русскую проститутку Дашу - Мэрилин.
Поэтому столь шокирующе симпатичен "фашист" с его поговоркой "Свой своему завсегда свой!"
Поэтому охранник Салтыковой предупреждает, казалось бы, чужого ему Багрова об опасности.
И понятие "брат" в фильме поднимается до эпического символа единства всех русских. И не случайно фраза - "Он брат мой!" - звучит в фильме столь часто и именно в таком библейском порядке слов.
Единство, братство, верность дружбе - вот что проповедуют герои Балабанова. С чем они живут и побеждают.
"Русские на войне своих не бросают!" - говорит Данила Даше, и это не просто фраза из сценария - это лозунг фильма.
Некоторые критики уже поспешили навесить "Брату-2" ярлык "шовинистического", "националистического" фильма. Он-де и антиамериканский, и антинегритянский, и "пропагандирующий фашизм". Все эти три утверждения - не более чем поверхностный, предвзятый взгляд. Никакого "антиамериканизма" в фильме нет. Балабанов просто великолепно и точно показывает то, насколько мы действительно разные. Насколько далеки друг от друга наши цивилизации. Наши проблемы. И насколько реальная жизнь Америки далека от ее голливудского образа. Здесь и предельно острая проблема "цветного" населения, которая после столетий ее решения в духе "законов Линча", теперь бросилась в другую крайность - в "политкорректность", доходящую до полной безнаказанности "цветной" преступности. Черный полицейский, арестовывающий "белого" Данилу, но отпускающий "своих" черных сутенеров и пушеров. И гетто для эмигрантов - украинское и русское, похожие как две капли воды и одновременно далекие друг от друга, чуждые друг другу.
Мир эмигрантов - призрачный, искусственно, нарочито "российский" и одновременно лживый, ожесточенно алчный, где каждый готов обмануть кого угодно, "развести на деньги", "кинуть".
Но одновременно с этим в фильме живет и другая Америка - драйверы - водители "дальнобойщики", словно перекликающиеся с тем русским "дальнобойщиком" из финальных кадров первого "Брата", подхватившим Данилу на зимней дороге.
Мир тружеников и пахарей, который и сделал Америку Америкой, готовый поделиться со странником и кровом, и едой. Мир общий и для России, и для Америки.
Нет в фильме и пресловутой "пропаганды фашизма". "Фашист" - оружейник, меланхолично показывающий Даниле арсенал "копаного" оружия, на фоне немецких штандартов и в немецкой форме настолько же гротескная фигура, как и украинский мафиози в Чикаго или бомжующий негр, качающий свои расовые права. Более того, Балабанов тонко и точно ставит внимательного зрителя перед вопросом. Кто же действительно фашист? Парень, увлеченный историей "третьего рейха", или "новый русский" Белкин (в блестящем исполнении В.Маковецкого) - тонкий эстет, меценат, владеющий английским преуспевающий бизнесмен, у которого на руле антикварного трофейного авто та же свастика, и который, походя, между делом, отдает команду убить молодого парня, сына своих знакомых, только потому, что тот посмел высказать претензии в адрес американского партнера Белкина, ограбившего брата -хоккеиста НХЛ?
Одним из главных достоинств фильма, безусловно, является тонкая ироничность, в которой он выдержан. Фильм не "утяжелен" нарочито серьезными монологами или драматичными сценами. Скорее, он пронизан чань-буддийским мироощущением справедливости мира и его единства, русской удалью и своеобразным юмором.
Это и угнанный "фольксваген", превращенный с помощью революционного пулемета "максим" в "неотачанку", и подготовка к схватке с Белкиным на фоне красных знамен и портретов советских вождей, и "героическая оборона" запершегося от американской полиции в ресторане "Львов" старшего брата Данилы с его кличем "Русские не сдаются!", и ответ Мэрилин на вопрос испуганной американской телеведущей: "Вы гангстеры?" - "Нет! Мы русские!".
Юмором, иронией пропитан весь фильм, и это поднимает его до жанра русской былинности, народного лубка. И это почти сразу снимает все претензии различного рода "экспертов" на некоторую натянутость некоторых ситуаций.
Вообще, изящная ирония - это как раз то, что отличает второго "Брата" от первого. При безусловной общности - это стилистически разные ленты. Первый - в стиле сурового реализма, жесткий, предельно эмоционально обнаженный, выполненный в стилистике Достоевского фильм. Второй - ироничная, изящная, тонко прописанная былина о походе солдата Данилы в Америку справедливость восстанавливать. И эта былинность подкупает.
После просмотра "Брата-2" остается ощущение, что Балабанов ничуть не пытался услужить зрителю, так сказать, "потрафить публике". Нет, он просто снимал кино о том, как он сам видит и понимает место современного русского человека в сегодняшней истории Руси.
И здесь возникает некая перекличка двух "героев своего времени". Соловьевского "Бананана" из "АССЫ", более чем десятилетней давности, и Данилы Багрова из "Брата".
Пассивный, толстовский нигилизм "Бананана", с его почти полным уходом от реальности в мир "бога БэГэ", декаданса, "комюникейшн тьюб", цветных снов, - стал символом целого поколения, которое оказалось так выгодно и удобно мафиозным Крымовым, которые на костях этих самых "Банананов" переустроили Россию в огромную "зону". "Банананы" проиграли историю и оказались не у дел.
И вот сегодня наступило время Багровых. Людей, знающих, что такое оружие и смерть, и спокойно нажимающих на курок. Людей, со своим особым кодексом чести, своей резкой, агрессивной музыкой, своим понятием о добре и справедливости. А главное, людей, живущих в России и желающих изменить ее жизнь к лучшему. И для них уже крымовы и белкины - враги, с которыми они борются беспощадно, из-под пяты которых они выдирают Россию.
У каждого времени свои герои. И, может быть, что-то изменится в России, если сегодня у нее такие герои:
:Все детство я мечтал о старшем брате. Но так уж вышло, что старшим братом в нашей семье был я сам. И, поняв однажды, что уже в моей помощи нуждаются близкие, нуждаются младшие, я стал братом и остался им на всю жизнь. Для тех, кто слабее, для тех, кому нужна помощь, для сослуживцев, для окопных товарищей, для друзей, для всех русских людей я брат. И они братья мне!..

Владислав Шурыгин
 
 


Продажа квартир м.Речной вокзал | эрозия шейки матки лечение | Центры косметологии Мона Лиза в Куркино